Второй исторический центр Ярославля: дискуссия «Смысл и ценность труда в жизни человека».

Александр Петрович Прохоров, кандидат экономических наук, преподаватель ЯрГУ им. Демидова, рассказал о специфике трудовой этики на ярославской земле:
Тот же самый объем работ, какой в Европе делали в течение года, наши предки должны были выдать за 2-2,5 меньший срок. Интенсивность труда в 3-3,5 раза выше, так как урожайность ниже и нужно было обработать большее количество земли. Те, кто могли это сделать, выжили, оставили потомство. Кто не сумел, их потомков нет среди нас. Мы, сидящие здесь, имеем в генотипе эту способность: мобилизоваться и за короткий срок сделать работу. При этом большая часть года проходила в отдыхе. Поэтому заставить человека работать круглогодично, как требовали того мануфактуры, значило ломать его. Отсюда — низкая дисциплина, не готовность населения к такому формату труда. Около 100 лет ушло на подготовку к промышленному этапу. Те, кто уходили в отход и не были связаны с сельским хозяйством, перестроились быстрее.
И так как отходников в Ярославской губернии было много, индустриализация прошла успешнее, чем в соседних губерниях, что сказалось на численности населения. Среди соседних областей Ярославль по числу жителей самый крупный областной центр.
Ярославской Большой мануфактуре сломали хребет, когда отказались от старого производства и вместо тканей для населения стали производить грубые технические ткани. Какое тут качество и мастерство?  Гони нормы, гони метры.
Я не вижу перспектив текстильной отрасли в России. На Перекопе осталась память места, великолепное наследие. В других городах есть промышленные площадки — жемчужины, но здесь это комплекс — целый микрорайон. За этим есть будущее. Кто может взять на себя и заселить? К примеру, компания «Тензор».
Что касается самого района, то Перекоп сегодня превратился в проходной двор. Была фабричная слобода с особым менталитетом и традициями. Но сегодня идет интенсивная застройка района. Многих перекопцев выселили, расселяя ветхое и аварийное жилье, через 10-15 лет перекопский дух уйдет, его не будет.
Чтобы возрождать район, его нужно видеть целостно, для этого все должно быть в одних руках. Нужно искать инвестора и хозяина и скорее всего не в Ярославле. Таких денег в Ярославле нет. Но это самая перспективная и интересная часть Ярославля. Ее будущее не промышленное.

Елена Кириллова, управляющая рестораном «Сказка»:
Приехав в Ярославль, я работала на моторном заводе. Сейчас я понимаю, что это не просто территория производства, вокруг были медсанчасть, библиотека, дворец культуры. Это объединяло. Ты чувствовал, что о тебе заботятся, что ты часть сообщества. Занимаясь бизнесом, мне тоже было важно чувствовать себя частью большой команды. Возглавляя филиал компании «Урал-Пресс», разбросанной по России, испытывала то же самое чувство. Сейчас, занимаясь ресторанным бизнесом, мы также понимаем, что мы команда со своими ценностями, которые распространяются и на учредителей, и на менеджеров, и на официантов.
В последнее время мне попадаются материалы о том, что нужно идти за своей мечтой, бросать работу, заниматься творчеством. Ты — свободный человек, ты не должен ни на кого работать. А здесь сосвсем другое понимание жизненного ритма. Ты должен встать, пойти на работу и ходить на работу, не бросать, если у тебя что-то не получилось и не искать свое призвание, из месяца в месяц меняя работу. Полстраны не работает и идет за своей мечтой.
Придя на работу в сферу общепита, я попала на мастер-класс японского бармена, ему было 52 года, он рассказывал, как 35 лет назад пришел на работу в свой бар и каждый день работает, делает одно и тоже, оттачивая свое мастерство. Он идет не к мечте, он идет делать свою работу, которую любит и которой гордиться.
Важно полюбить труд. Я из деревни и знаю, что, если я посажу семечко, оно вырастет и сделает это не через 3 часа, нужны время и моя забота о нем. Ощущение, что ты не ищешь, а каждый день что-то создаешь, для меня ценно.

Елена Дубиненкова, кандидат психологических наук, доцент, директор консалтинговой компании:
Какое может быть отношение к работе на фабрике или заводе, если родители говорили: «Не будешь учиться, пойдешь на завод работать». Оказавшись на заводе по распределению, я не захотела там остаться.
Жизнь на Перекопе была очень плотная. Люди жили и работали в одном пространстве, варились в одном котле. Это была замкнутая система: ты работаешь с коллегами, они же твои соседи по корпусу.
На заводе прежде была особенной роль руководителя — начальника цеха, производства. Эта отеческая модель сейчас уходит. 
Сегодня я житель Перекопа. Здесь есть городская среда, инфраструктура — больница, дом культуры — все в шаговой доступности, но при этом не хватает кафе, выставочных залов, событий. В возрождение текстильной промышленности я не верю, но потенциал территории чувствуется.

Анна Торопова, руководитель по работе с персоналом компании «Тензор»:
Сегодня изменился сам человек. Прежде было распределение, человек знал, что, как только он закончит учебу, он пойдет работать. Потом даже без распределения у человека было понимание того, что он получает специальность и будет по ней работать. Сейчас человеком движет идея свободы выбора. Я не должна идти работать после университета или поступать в университет сразу после школы. Родители дают возможность найти себя. Люди ищут не работу как средство выживания, они ищут себя. Сначала я осознаю себя, свои ценности и ищу под это работу. Если появится компания, которая даст мне возможности воплотить эти ценности, я не буду создавать что-то свое. Именно с такой позицией приходят люди  устраиваться к нам на работу.
Когда мы говорим, что зовет человека в ту или иную компанию, мы имеем в виду, что человек не выбирает ее как место работы, а планирует связать с ней жизнь. Работа становится частью жизни, это не то место, куда я прихожу и сижу с 8 до 5, это место, где я живу, и оно должно приносить мне удовольствие. У меня как у личности и профессионала есть определенные ценности, которым должна соответствовать моя работа. Даже если я пришла на работу по специальности, с хорошей зарплатой, но ценности компании не отвечают моим ценностям, я не останусь.
В 1996 году нашу компанию создали 6 энтузиастов, которые не думали о корпоративной культуре и привносили свои ценности: активность, готовность менять мир. И у уборщицы, и у ведущего программиста должна быть активная жизненная позиция. Мы готовы создавать для людей лучшие условия. Когда я только пришла в компанию, я проводила исследование и спрашивала программистов: «Где бы вы хотели работать?» Они отвечали: «В Яндексе». Я приходила в Яндекс и задавала тот же вопрос, ответ был «В Гугл». Чтобы убрать «мы хотим в Яндекс, мы хотим в Гугл», мы создали те условия, которые нужны людям. Хочешь работать ночью, офис открыт, ты можешь поработать ночью. Мы соединяем онлайн и офлайн реальности. Программисты приходят на работу жить, поэтому качество этой жизни должно быть высоким. Когда ценности человека и компании совпадают, получается работать эффективно.
Для города у нас открыт ресторан, в наших залах проходят городские мероприятия, к нам приходят дети на экскурсии о профессиях, мы поддерживаем мероприятия в сфере IT. Наши сотрудники шутят: «Раньше Тензор занимал маленький офис на Московском проспекте, а сейчас во время мероприятий кажется, что скоро весь Ярославль будет нашим подразделением».

Надежда Клюева, доктор психологических наук, профессор ЯрГУ им. П.Г. Демидова, директор Центра корпоративного обучения и консультирования, член Общественной палаты:
Я считаю, что труд вторичен, а человек познается в отдыхе, в том, как он проводит свободное время. Недавно я проводила интервью с дизайнерами, программистами, которые живут в Индии и работают удаленно, они говорят: «Нам так комфортно». Они хотят жить в комфорте. Зачем выходить из зоны комфорта? Да, мы страна героев, но я возражаю. Хочется работать в красивом месте, хочется внести свой индивидуальный вклад, который будет принят и оценен. Хочется, чтобы у меня была свобода в принятии решений.
Работа важна. Идеально, когда она совпадает с ценностями. Мы привыкли думать о труде в категориях долженствования: каждый день, чувство ответственности, чувство ритма, стабильность, кропотливость. Сегодня молодые люди другие. Они автономны, центричны на своих интересах, уважают свое личное пространство. Я спрашиваю студента: как насчет ответственности? чувствую, что не попадаю. У них другие культурные коды.
Я вижу перспективу для Перекопа. Это интересный футуристический проект, он должен быть связан не с прошлым, а с будущим. Нужно ориентироваться не на вчерашний день, а на поколение молодых, их драйв. Все модели западного менеджмента так и не приросли в нашей культуре. Россия — страна лидеров. Как только появится человек, за которым люди захотят пойти, они пойдут. Ощущение чистого листа может привлечь молодежь, вдохновить на участие. Человек хочет мечтать, эту мечту для него нужно нарисовать.

Пономарев Дмитрий, директор по маркетингу компании «Ярославские краски»:
Те изменения, которые ждут наш город, Ярославскую Большую мануфактуру могут быть обусловлены не только деньгами, градоначальниками, отраслью производства, а в том числе сменой поколений. Ярославская мануфактура — это то, что во многом создало Ярославль и может сделать это еще раз. Может быть, там будет высокотехнологическое производство, кластер, туристическая или рекреационная территория. Ощущение, что не порастет травой, особенно после сегодняшнего разговора есть.

Прохоров Александр: То, что сейчас Перекоп никем не подобран, это историческая случайность. В мире избыток капиталов. На территории нашей страны очень мало такого типа объектов. С культурной, экономической точки зрения эта территория должна быть востребована.

Цикл встреч Второй исторический центр Ярославля» реализуется в рамках проекта «Музей фабрик: новая ткань города», победителя конкурса Фонда Владимира Потанина «Меняющийся музей в меняющемся мире».

Мы благодарим Дом дружбы Ярославль-Пуатье за сотрудничество.

фото — Сергей Кремнев